BA Hiring week 25th-29th October 2021
К списку

История, импровизация и адреналин в одном хобби

5 февраля 2021

Продолжаем делиться с вами увлечениями сотрудников компании. Сегодня поговорим об очень необычном хобби – военно-исторической реконструкции. .NET Engineer Алексей Остапенко рассказал, что представляет собой его увлечение.

– Военно-историческая реконструкция бывает двух форматов. Первый – это воссоздание боевых действий, а второй – реставрация быта определенной исторической эпохи. Все это, конечно, происходит в одежде, с предметами быта и различными вещами того времени, а в сражениях используют охолощенное оружие. Зритель должен полностью погружаться в прошлое, поэтому задача реконструкторов выглядеть и вести себя так, чтобы им верили. Например, если это воссоздание боевого лагеря, то у нас есть иерархия, где младшие выполняют приказы старших. Часто приходится менять и стиль речи. Все эти детали полностью погружают зрителей в нужное нам время.

Я в основном занимаюсь реконструкцией сражений, но несколько раз участвовал и в реконструкции быта. Я также рассказывал зрителям о той эпохе, например в своем родном лицее проводил мероприятие, посвященное трем войнам на территории Беларуси: война 1812 года, Первая и Вторая мировые войны. Что касается крупных мероприятий, то меня можно было увидеть на фестивале “Менск Старажытны” на Немиге и в Дудутках на фестивале “Легендарныя Эпохі”, например. 

Воспроизведение боев часто происходит на Линии Сталина, где обычно устраивают реконструкции по Второй мировой войне. В реконструкции Первой мировой войны я играю солдата Русской императорской армии, а в Гражданской войне в России представляю Северо-Западную армию, которая действовала в Прибалтике.

– Каким образом и как давно у тебя появилось такое необычное увлечение?

– В реконструкции я уже три года. В детстве, пока другие дети смотрели мультики, я смотрел документальные фильмы про войну. Увлечение историей началось с того момента, как отец принес домой диски с записями программ с канала World of history, мне очень понравились передачи, и я увлекся историей. Изначально я мечтал о том, чтобы пойти в рыцари, но меня не приняли, и я решил попробовать что-то другое.

– Как ты оказался в клубе военно-исторической реконструкции?

– Началось все с фестиваля на Немиге, в котором мы должны были представить свой вуз. Как только мы освободились, я с другом решил подойти к реконструкторам, чтобы сфотографироваться с оружием и всем, что меня интересовало. И вдруг один человек в форме Красной армии сказал мне: “Хватит фотографироваться, может уже вступишь в наши ряды?”. Я задумался. Перекусив и набравшись смелости, подошел к офицеру Русской императорской армии и спросил, могу ли я к ним присоединиться. Тогда мне предложили поучаствовать в реконструкции боя под Поставами по Первой мировой войне в качестве солдата Германской имперской армии. И я согласился. 

Это был незабываемый опыт. Представьте, вы в гуще сражения, вокруг вас взрываются настоящие снаряды, обжигает пламя, вы стреляете, а рядом кто-то орет на немецком, потом вы отбиваете атаку русских, выкидываете тела из окопов и в конце дружно кричите: “Kaiser hoh!”. Мне очень понравилось, и я понял, что готов заниматься этим хобби.

Такое увлечение позволяет мне не просто получать эмоции, но и совмещает в себе мой интерес к истории и любовь к театру. Когда-то в университете я играл на сцене, а реконструкция в каком-то роде похожа на театр, ведь это игра актеров. Да, тут есть четкий план сражения, но между ключевыми точками плана ты волен делать то, что хочешь и можешь импровизировать.

– Бывают ли репетиции сражений?

– Да, репетиция проходит за несколько часов до начала самой битвы. У меня уже есть багаж знаний, мне достаточно ознакомиться с планом. А новеньким более опытные люди рассказывают технику безопасности и правила, а также другие нюансы сражения.

Какой исторический период тебя интересует больше всего? 

– Мне нравятся периоды Первой мировой и Второй мировой войн, поскольку данные конфликты в свое время разрушили привычный образ жизни и мышления большинства людей на земле. Также заметно менялись тактика и вооружение на начало войны например, пулеметы и артиллерия в сочетании с оборонительными сооружениями давали гигантское преимущество обороняющейся стороне, но со временем стали появляться контрмеры: самолеты, танки, штурмовые группы, появлялись зачатки маневренной войны. Вторая мировая война показала, на что способна техника при грамотном использовании, а современные доктрины применения техники в целом базируются на этом опыте. В плане же реконструкции, я предпочитаю импровизацию и иметь вольность в своих действиях на поле боя, а не марширование в плотной коробке, как это было при Наполеоне.

– Оплачивают ли вам реконструкции сражений на фестивалях, когда есть зрители, которые покупают входные билеты?

– Нет, разве что кормят солдатской кашей. На самом деле хобби достаточно дорогое, потому как всю форму и снаряжение мы покупаем себе самостоятельно. Все это нужно искать. Хорошо, если копия снаряжения найдется в специализированном магазине, а вот со снаряжением приходится повозиться – постоянно мониторю аукционы и барахолки в поисках нужных вещей.

У меня есть несколько образов: солдат разных стран и эпох. Оружие обычно выдают. В России с этим сложнее – за оружие приходится платить.

– Ты уже говорил, что увлечение дорогое. Насколько нужно быть готовым материально и нужно ли иметь глубокие знания истории для участия в реконструкциях?

– Вопрос знаний не настолько важен: всему можно научить и все можно рассказать. Если человек хочет знать историю, мы можем ему посоветовать книги и поделиться информацией. 

В материальном плане готовым быть нужно. Стартовый комплект снаряжения для Русской армии – это рублей 400-500. Если брать полный комплект, то там уже цифры внушительнее. Плюс есть трудности с поиском, так как не каждый день можно найти все, что тебе нужно и периодически приходится просматривать сайты. Я, например, уже полгода ищу себе манерку – стакан для воды, который надевается на флягу.

– Как часто в ваш клуб приходят новенькие?

– Так сложилось, что мой коллектив достаточно закрытый, потому что он стал больше, чем просто клубом: мы все дружим. По прошлому опыту могу сказать, что новички приходят, их не так много, как хотелось бы. И очень часто бывает, что приходит человек, который не представляет себе, что это такое. По факту он хочет получить эмоции, но когда встает материальный вопрос, оказывается, что он к этому не готов.

– Как часто проходят реконструкции?

– Основной период активности – это лето и осень. Плюс все памятные даты выпадают на эти поры года: операция “Багратион”, “Барбаросса”, Берлинская наступательная операция, День танкиста, День артиллериста и другие.

В 2020 году я пропустил несколько реконструкций, например на 9 мая. Пандемия наложила свои ограничения и на перемещения: раньше я часто принимал участие в реконструкциях на территории России. В планах отправиться в Польшу. Говорят, там проводят очень масштабные и зрелищные битвы, хотелось бы поучаствовать.

Следующее сражение планируется весной, но до этого мы с клубом планируем небольшой полевой выход на конях для себя. 

– Такое хобби предполагает наличие личной коллекции. Коллекционируешь ли ты что-то?

– Конечно, у меня есть свой небольшой музей дома. Там можно увидеть советские банкноты, например. А еще крышку от немецкого котелка, который когда-то побывал в руках советского солдата, потому что на нем ножом высечена деревня, откуда он родом. Также у меня есть фляга Царской армии, которая в свое время повоевала в Военно-морском флоте СССР, на ней выцарапано РККФ. Плюс все элементы моего снаряжения тоже можно считать коллекцией.

– Как понять, подходит ли мне такое увлечение?

– К этому хобби должна быть внутренняя тяга. К тому же, реконструкция – это дело с техникой, с пиротехническими зарядами и светозвуковыми патронами, иногда мы инсценируем драки. Все это опасно, и к этому надо быть готовым. Мне повезло, что увлечение дает мне возможность выражаться в том, что мне близко: актерском мастерстве и истории, а еще и удовлетворяет желание получить адреналин.

Однажды, когда я возвращался с реконструкции операции “Багратион”, мне написал режиссер СТВ и пригласил на съемки военной картины “Бравый”. Конечно, я согласился. И готов поделиться трейлером.

– Возможно ли сравнить программирование и твое увлечение? Есть что-то, что ты берешь для работы из хобби или наоборот?

– Сбор на реконструкцию точно можно сравнить с настройкой окружения. Если сравнивать участие в сражении, то это похоже на выполнение задач, когда перед тобой есть пункты, которые нужно сделать, а как ты их выполнишь, ты с большего решаешь сам. Зрители тут выступают внимательными code-reviewers, которые оценивают, как ты выполнил свою задачу.

Tags: