К списку

Программировать не всегда было можно

6 дней назад

Преподаватель Тренинг-центра ISsoft Олег Ярошенко преподает Java ИСсофтовским trainee и делится с нами воспоминаниями с конца 1960-х, когда модно было учиться не на программистов, а на физиков – потому что программистов еще «не придумали».

Я окончил факультет физики БГУ еще в 1971 году. Поступать решил на физфак. Тогда в БГУ еще не было прикладной математики, а все больше говорили про космос, атом и транзисторы.

Меня распределили в Белорусский технологический институт ассистентом кафедры физики, где я начал проводить практические занятия. Вскоре началась научная работа с лазерами. Поскольку по специальности я был оптиком, меня заинтересовала эта тема, а лазеры были в новинку. С тех пор я начал работать с компьютерами, чтобы помочь коллеге-экспериментатору.

Время на компьютере выделяли по ночам

Моя первая вычислительная машина «Минск» ночами помогала мне с расчетами. А в 1974 году я начал работать на «Минск 2» в Институте Физики АН БССР, поступив туда в аспирантуру. Здесь доступ к компьютеру (для аспирантов) также предоставляли обычно по ночам. В зале компьютера стояла раскладушка, и можно было поспать во время продолжительных вычислений. Начиналось все с машинных кодов, затем использовал Автокод Инженер и Фортран. Так я работал, считал и насчитал на кандидата наук. В работе были не только расчеты, но и интересная физика.

Вернувшись с катания на Эльбрусе полгода «катался» по Минску в поисках работы

Мы с женой увлекались лыжами. В продаже не было ни горных лыж, ни ботинок, поэтому сначала мы катались на переделанных деревянных. А в 1981 году появились первые горные лыжи и ботинки, и чудом удалось купить путевки на турбазу Терскол возле Эльбруса. У меня была договоренность с заведующим кафедры, что на время моей поездки меня подменит другой преподаватель. Но, когда дело дошло до отпуска, завкафедрой отказал. В итоге я уехал в горы, оставив начальство на равнине. В Приэльбрусье мы провели незабываемые дни, накатались вдоволь. Вернувшись, полгода я «катался» уже в Минске… в поисках работы.

Зарплата за 1994 год — 50$

Найти работу такого же плана не получалось. Видимо, мне было суждено погрузиться в программирование: меня нашло руководство «НИИСА». Я программировал на COBOL-е, PL-1, REXX, SQL, и ассемблере, но больше всего на языке «С» и, затем, «С++». А потом пришли 1990-е годы. Денег не платят, двое детей, еда – картошка и капуста. В 1994 году зарплата за весь год была лишь 50$.

Стали есть не только картошку

Как-то мы держались и хватались за любую возможность заработать хоть сколько-то. Я писал книгу, которую потом предлагал издательствам. В одном из них мне предложили написать книгу про язык С на английском.  Я работал ночами, потому что сроки были сжатыми. Книгу издать получилось, и это принесло немного денег. А я нашел работу в частной компании, где плотно занимался Oracle. Картошка перестала быть основным блюдом на нашем столе.

Дерево секвойя. Названа по имени американца, создавшего письменность.

 

Контрактер. Растолстеть в штатах

Работа в Америке нашлась через объявление в газете. Компания искала программистов, готовых работать в США по контракту.

Двенадцать лет я проработал в США, но не собирался оставаться. За все время я успел поработать в нескольких компаниях в разных штатах Америки: в Калифорнии, Айове, Иллинойсе, Висконсине. Долгое время я жил за 300$ в комнате частного дома на берегу реки в пригороде Чикаго Батавия. Там я оказался, поработав некоторое время программистом в лаборатории «Fermilab», обслуживающей ускоритель элементарных частиц. Первые 2-4 месяца в Америке нас направляли на языковые курсы, платили стипендию. Потом мы работали в разных компаниях, на разных заказчиков, например, я работал на Motorola Inc., а еще преподавал на вечерних курсах программирования.

Олег с группой своих чикагских студентов Java-курсов.

 

В Чикаго в мексиканском магазине куриные ножки были по 19 центов за фунт. Мы часто их готовили, и мой вес пошел вверх. Пришлось заняться бегом. Бегал я до отъезда в Беларусь в  2009 году.

45 тыс. км

В Америке я продолжал свое велосипедное хобби, и за 50$ сразу купил велосипед. Еще в СССР в 1975 году мы с женой обзавелись этим средством передвижения. Железный конь стал для меня лучшим другом. До поездки в США на одном велосипеде с работы до дома и по городу я наездил 45 тыс. км. В 2017 я откатал на велосипеде на работу до 21 декабря.

Devils Tower.

 

Новая глава

В 2009 году в Америку за мной приехала жена, мы провели время на Гавайях и вернулись домой в Беларусь. В Минске я успел сменить несколько компаний, а последние три года я преподаю в ISsoft.

Устроившись в компанию, я был приятно удивлен организацией Тренинг-центра. До этого ни в США, ни в Минске не встречал такой хорошей системы подготовки сотрудников. В США мне не доводилось встречать в компаниях ничего подобного.

Сейчас я веду тренинг по Jave и другим системам программирования. Тренинг оформлен в двух форматах: в виде текста и видео. Текст содержит сотни работающих программ, что позволяет trainee при желании осваивать материал большей частью самостоятельно, обращаясь ко мне за разъяснениями и для проверки усвоения. Например, недавно к нам пришло два человека, а тренинг подходил к завершению. Мы предложили ребятам поучиться по этим материалам самостоятельно, задавая вопросы и сдавая темы, и это проходит успешно.

В планах оформить материалы тренинга в виде некоего «самоучителя» по языку Java. Меня в этом поддерживает руководство.

Люди часто пользуются словами, не уточняя их смысла

Я не был всю жизнь Java-developer. История моего знакомства с языком Java нетривиальна. Программировать на Java я стал не сразу после появления языка. В то время я был сильно завязан по работе со средствами разработки Oracle. Но в конце 1990-х я начал осваивать язык. На тот момент я преподавал на частных вечерних курсах по Oracle SQL в Чикаго. Меня попросили подготовить курс на Java. Заодно я получил работу на Java в лаборатории «Fermilab» с ускорителем элементарных частиц.

Преподавая язык Java в течение нескольких лет, я придумал свой способ и стиль изложения, которые сейчас продолжаю совершенствовать. Мне нужно было объяснить студентам основные понятия: класс, объект. У меня было представление, я читал книги, смотрел, как там пишут. Но даже в спецификации языка на семьсот страниц не было определений.

Слова, термины используются так, как будто они заданы, известны заранее. Я не находил, поэтому был вынужден давать свои определения. Так и в жизни: люди нередко пользуются словами, не уточняя их смысла. Удивительно, что так происходит и в технической области, где дать определение не составляет большого труда.